vassilio (vassilio) wrote,
vassilio
vassilio

Category:

Николаевская церковь в селе Разумном 6 июля 1943 г

Фотография с forum.axishistory.com via tiif.de, которая позволяет наконец-то со всей уверенностью сказать, как выглядел не дошедший до нас Николаевский храм в с.Разумном Белгородского района 1883 года постройки:
Николаевская церковь в селе Разумном 6 июля 1943 г
(все картинки кликабельны)

Ранее эта неизвестная церковь встречалась нам на немецких снимках с кавалерией, сделанных PK Kriegsberichter Kipper (одного из тех корреспондентов роты пропаганды, кто "освещал" переправу немцев через Донец у с.Соломино 5 июля 1943 г), первый из которых хранится в Бундесархиве:
PK Kipper - 1943 Sommer - Bundesarchiv Bild 101I-022-2923-16A

а другой, без указания автора и источника, был опубликован в японском журнале "The Tank Magazine" 1984-10 - "Operation Zitadelle The Battle Of Kursk":
The Tank Magazine 1984-10 (p108)- Operation Zitadelle Battle Of Kursk
(очевидно, что это соседний кадр плёнки того же Kipper'а, сделанный минутой раньше предыдущего).

Тогда же уважаемым Павлом Субботиным было сделано предположение, что на снимках Киппера - скорее всего храм в Разумном: основанием служило место действия (Южный фас Курской Дуги), в окрестностях которого, насколько известно, вряд ли могли на тот момент где-то ещё встретиться подобные церкви; рельеф местности; и весьма и весьма похожий абрис здания храма, если соотнести его с тенью разуменской церкви (предварительно "нормализовав" её по длине), наблюдаемой на аэрофотосъёмке Люфтваффе 31.12.1941:
Разуменский храм
(очень изящный аргумент - респект Павлу!)

Однако, самые убедительные предположения нуждаются в подтверждении, и новый найденный снимок с храмом полностью доказывает их истинность.
На фото, перед церковью со стороны фотографа находится длинный одноэтажный дом, а правее его, практически примыкая к его углу своим углом, некое кубическое сооружение с выпуклой крышей - склеп. Весь этот "ансамбль" хорошо просматривается на аэросъёмке с разуменской церковью:
разуменская церковь

Совпадает это и с информацией от Олега Бавыкина: "Со слов старожилов, церковь была однокупольная, с колокольней (которая по воспоминаниям была сильно разрушена). Рядом находилось здание школы. Чуть далее - усыпальница графа Доррер В.Ф., которая просматривается на этой фотке в виде небольшого четырёхугольного здания - крайнее справа. В 30-е годы использовалась как силосная яма. Кстати возможно в этом склепе изначально был похоронен дядя Графа,тайный советник (по некоторым сведениям действительный статский советник) В.И. Дорогобуженов, о котором мы с Е.В.Кривцовой написали статью в "Нашем Белгороде". Очень интересный был человек, советую почитать. После войны все сооружения были разобраны на строительство коровников, частных домов и.т.д."

По немецкой аэросъёмке понятно, что находилась эта церковь в Разумном на юго-восточном углу нынешнего перекрёстка ул.Чехова и Ленина (кавалерия на фотографиях Киппера идет к этому перекрёстку по ул.Чехова). На её месте сейчас построен какой-то большой новый магазин стройматериалов/офисный центр.

# # #

...На фото возле церкви стоит "Тигр" #332 3-й роты 503-го тяжелого танкового батальона, что позволяет датировать фотографию временем захвата Разумного немцами в начале Курской битвы.

О том, как "Тигры" добрались до Разумного, переправившись через Донец у Соломино, говорится в воспоминаниях одного из участников тех событий Gerhard Niemann (прошу прощения за перевод специальных танковых терминов - могу ошибаться):

Тигр 311 в первый день операции “Цитадель”
Герхард Ниман
унтерофицер, наводчик башенного орудия
[Spoiler (click to open)]

«5 июля 1943. В 02:00 танки были готовы выступить; экипажи были собраны для получения боевой задачи. При свете фонарика, оберлейтенант Шерф зачитал дневной приказ по нападению на русские позиции к востоку от Донца между Белгородом и Орлом. Через тридцать минут, одновременно с первыми ударами артиллерии и залпами ракетно-пусковых установок, Тигры вышли через узкий проход в лесу на равнину у Донца. Переправа должна была осуществляться вброд, неподалеку от села Соломино.

Мы неоднократно проходили эту фазу операции на песочных столах (макетах?) под Харьковом: 2-й взвод во главе, потом командирский танк со следующим за ним 1-м взводом, а затем 3-й взвод. В таком порядке мы и подошли к переправе этим утром. Тигр лейтенанта фон Розена приблизился к броду напрямую. Остальные оставались немного в стороне на скрытых позициях. В напряжении мы шли к переправе. Медленно, пока вода не поднялась над защитными щитками траков, Тигр преодолел свой путь через Донец, по-видимому, без каких-либо проблем. Еще несколько метров - и за ним может проследовать другой танк. Но этому не суждено было случиться.

Тигр 321 застрял на противоположном берегу. Несмотря на неоднократные попытки, он не мог нащупать твердый грунт под гусеницами. Танку пришлось вернуться обратно. Операция по переправе вброд была сорвана.

Что было делать? Чуть выше по течению находился временный мост. На данный момент, его переходил 25-й танковый полк. Почему мы не могли просто последовать за ним? Нет прохода для машин более тридцати тонн! Для Тигров должна была быть организована новая переправа. Вместо команды "Танки, на фронт!", теперь раздаётся "Инженеры, работать!"

В то же время, русская артиллерия обнаружила место переправы. Снаряды разрывались повсюду, как это бывает от непредсказуемые залпов "Сталинских Органов" -"Катюш", не позволяя саперам работать. Они тащили тяжелые мостовые конструкции вперед, заколачивали сваи в русло реки и укладывали доски на бревна.

Тигры оставались широко рассредоточенными на открытой равнине возле Донца. Солнце нещадно жгло стальную броню. В боевом отделении было так жарко, как внутри инкубатора. Раненные пехотинцы, возвращаясь из боя, не могли понять, что Тигры не имеют возможности продвигаться дальше. Снова и снова они понукали нас: "Идите вперед! Давайте же вперед! Вас ждут ваши товарищи!"

Наконец мы достигли точки невозврата: "Рота, марш!" Через несколько сотен метров мы столкнулись с противником. "На два часа - Бункер - Фугасный!" Я действовал "на автомате". Мои ноги напирали на педали силового механизма вращения башни, моя левая рука устанавливала диапазон на прицеле, затем вращала маховик механизма перемещения орудия, правая - подъемного механизма. "Прицел!" Снять с предохранителя! "Огонь по готовности!" Я нажал на спусковой рычаг. Цель исчезла в облаке дыма. Попал ли? Лейтенант Вайнерт не дал мне времени, чтоб это рассмотреть. Танк продолжал движение. В оптике я уже видел другую картинку.

И так продолжалось несколько раз: выстрел - облако дыма - вперед. Тигр находился в постоянном движении, поворачивая то влево, то вправо, перемещаясь то вперед, то назад. Вскоре я понятия не имел о направлении, откуда мы приехали. Красноармейцы появились перед танком. Мы въехали прямо в оборонительную позицию. "Пулемет!" Стреляя из автоматов и винтовок, стоя на коленях и в полный рост, большая часть фигур в коричнево-буром обмундировании поднялась против нашей стальной брони. Кое-кто из них отступил назад. Другие пытались укрыться в углублениях в земле. Они не могли остановить нас. Те, кто не был сражен огнем нашего пулемета, погибли под гусеницами.

Справа от нас было пшеничное поле. Отслеживайте противотанковые орудия! Перед лейтенантом Вайнертом была поставлена задача по уничтожению любого врага. Короткий поворот вправо. "На один час - Пятьдесят метров - Фугасный - Предохранитель!" Мы продвигались вперед очень осторожно, мой лоб вжался в протектор прицела. Все, что я мог видеть, были колосья пшеницы. Неприятное чувство. Вспышка и тупой удар в броню. В тот же миг фонтан земли взметнулся вверх в тридцати-сорока метрах от нас.

"Браво, прямое попадание!" Мой выстрел был неприцельным. Это не имело никакого значения. Заряжающий, в любом случае, вогнал новый снаряд в казенник башенного орудия.
В наш Тигр ещё несколько раз попали. Стреляли из глубины пшеничного поля. Противника не было видно. Тем не менее, заряжающий должен был работать без перерыва. Я точно следовал инструкциям лейтенанта Вайнерта. Огонь, снова огонь! Иван не должен чувствовать, что он в безопасности!

Сильный удар потряс танк. Унтер-офицер Кунерт крикнул что-то о "пробоине!"; обер-ефрейтор Ленер - о "ранении!" Лейтенант Вайнерт принял это очень спокойно. "Что-нибудь еще?" "Nein, Herr Leutnant." "Тогда продолжайте движение, Кунерт."

Спокойно, как будто на полигоне, лейтенант Вайнерт направил Тигр через поле пшеницы к противотанковому орудию. Влево, вправо, влево. Траки танка наехали на пушку. Она не выдержала тяжести наших шестидесяти тонн. Я расстрелял другую противотанковую пушку.

Затем новый грохочущий удар по машине. Электрооборудование вышло из строя; наушники замолкли. Танк, однако, продолжал движение. Немного вправо, другая противотанковая пушка всего в пятидесяти метрах. Расчет позади неё. Пулеметный огонь. И одновременно - бросок танка к пушке; вспышка, огонь по нашему Тигру. Страшный грохот пронесся сквозь боевое отделение. Прежде, чем я понял, что происходит, унтер-офицер Кунерт уже развернулся на огневой позиции. Четвертая пушка была выведена из строя. Но это не сошло нам с рук. Попаданием в заднюю часть танка двигатель был выведен из строя. Мы остановились. Стартер больше не работал. Я попытался повернуть башню вручную. Но лейтенант Вайнерт крикнул: "Отставить!" "Но как же противотанковое орудие?" - спросил я. "Обер-фельдфебель Рондорф займётся им." Таким образом, мы были не одни. Операция "Пшеничное поле" подошла к концу. Время для сигареты и, наконец-то, свежий воздух.

Но на этом дело не закончилось. Появились вражеские танки. Мы запустили двигатель вручную с помощью заводной рукоятки. Как только вышли из пшеничного поля - напоролись на мину. К счастью, мы только получили незначительные повреждения ходовой части, которая была быстро починена. Потом мы подошли к горящей деревне (Rasumnoje?). Вражеские танки можно было легко взять на мушку. Диапазон 1,200. Мне потребовалось два выстрела, чтобы уничтожить первый танк.
Следующий Т-34 появился на линии нашего огня. Он шел на большой скорости. На этот раз пришлось трижды заряжать орудие. После чего танк противника утихомирился.

На ночь рота установила защиту. Два дня спустя Тигр 311 был доставлен на ремонтно-техническую базу (в Таврово). Он был списан и разобран. Повреждения корпуса и привода, которые произошли 5 июля и во время продолжения атаки 6 июля, не могли быть восстановлены с помощью имеющихся ремонтных средств.»

("The Combat History of German Tiger Tank Battalion 503 in World War II", p.143-144)


P.S. Тигру #332, который мы видим на фото возле Разуменской церкви, повезло больше - Курскую битву он пережил.
(Только сейчас, уже закончив пост, обратил внимание: судя по другим воспоминаниям Герхарда Нимана из указанной книги, в конце июля, после возвращения 3-й роты 503 ттб в Харьков, он стал наводчиком как раз этого танка. Мир тесен.)
Tags: #332, Белгород, Вторая мировая война, Курская битва, история в картинках, фото без подписи, храмы
Subscribe

Posts from This Journal “Курская битва” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments