December 10th, 2012

V for Vasya

Депресняковое

Пёс Виля, лежа пластом в своём кресле, хрипит, булькает-кашляет, чему-то лает в забытьи -- он уже два дня держит сухую голодовку. Так умирают старые охотничьи собаки.
Зато, скоро он встретится с нашей мамой и Таней - и помашет им там хвостиком и передаст привет.

upd. Когда мы пришли вечером с Варварой из садика - Вилички уже не было.
V for Vasya

Вот и всё

Только сапёрная лопатка, куртка и штаны, вымазанные в тропарёвской глине и снегу.
(Здесь проходила линия обороны Москвы - всё в лесу изрыто окопами - просто невозможно было не вспомнить про это, с трудом долбя промёрзшую на штык лопаты землю: А они-то тут как, вгрызаясь на полтора метра в лёд?!..).
Рюкзак-катафалк, пустая бутылка водки, выкинутое на мусорку собачье кресло...
Виля (Вильгельм, по-паспорту) - был моим ребёнком. Мы не на секунду не расставались с ним в течение 15 с половиной лет - с его месячного щенячьего возраста,-- во всех моих "странствиях" мы всегда были вместе.

Да, смерть.
(А собаки, безусловно, - гораздо лучше людей. Во всём).